ШКОЛА КАК СВЕРХМИССИЯ

66

Я хорошо училась в школе. Наверное, из-за этого и случилась со мной та история, которую я собираюсь сейчас рассказать.

 

Итак, жила-была девочка-отличница (ну, или почти отличница, – четверки по рисованию и физкультуре не в счет). А надо вам сказать, отличники (или, как их сейчас называют, академически успешные ученики) в старших классах часто сталкиваются с проблемой, которую описал в одном из своих стихотворений мой любимый Маяковский: “Кем быть?”

 

Нормальным детям проще понять, в какой области лежат их интересы, а вот если и математика легко дается, и сочинения сами собой пишутся, и периодическая таблица Менделеева приводит в восторг своей логичной красотой, тут самоопределиться бывает не так-то просто. Вот и я металась до одиннадцатого класса, то пробуя на зуб журналистику, то бросаясь с головой в романтический омут интегралов и функций…

 

В общем, в какой момент я решила связать свою будущую карьеру с иностранными языками, я уже и сама не помню. В том далеком году вариантов, где в нашем городе можно было качественно выучить парочку языков, насчитывалось не так много, и возглавлял этот список факультет иностранных языков Свердловского педагогического института. Туда я и поступила. Прошла большой отбор, подтвердила не зря полученную серебряную медаль… Только один нюанс немножко портил мою идиллическую картину – слово “педагогический” в названии моего ВУЗа.

 

За пять лет обучения я ни разу никому не сказала, что учусь в “педе”. Студентка иняза – так мы гордо себя именовали, даже номинально не желая быть связанными с педагогикой. Вообще мы с подругами были, конечно, редкими снобами, снисходительно поглядывали на студентов других факультетов, свысока относились ко всем педагогическим и детско-психологическим дисциплинам, мол, ну это-то нам совершенно точно не пригодится! О перспективах работы в школе принято было рассуждать с большой долей иронии, не рассматривая для себя этот вариант ни на один процент.

 

Окончив институт, за время нашей учебы превратившийся в университет, с красным дипломом, я, девочка-отличница, стала искать себе работу. Естественно, мне хотелось работать переводчиком. И тут мои иллюзии стали одна за другой лопаться, как мыльные пузыри. Выяснилось, что очередь из потенциальных работодателей за мной не стоит и найти место переводчика без опыта и связей не так-то просто. (Впоследствии у меня появилось и то, и другое, я стала переводчиком на большом промышленном предприятии, но, то ли время уже было другое, то ли я изменилась, короче говоря, мне быстро стало неинтересно, и я ушла).

 

Ну ладно, подумала я, есть же еще туризм. Где как не в туризме применять английский язык? Опять не тут-то было… Мне очень радовались в туристических фирмах и… предлагали поработать у них менеджером по продажам, что в мои планы не входило. В общем, потерпев несколько обидных фиаско в поисках желаемой позиции, я решила отказаться от всяческих амбиций и отдаться на волю случая. За несколько последующих лет я умудрилась поработать преподавателем ВУЗа, редактором журнала, секретарем-референтом одного очень важного итальянца, методистом благотворительной организации…

 

Параллельно я очень активно занималась устройством своей семейной жизни и обзавелась тремя детьми. В очередной раз, когда мне надоела очередная работа (а происходило это примерно раз в полтора-два года), и я находилась на очередном распутье, – в какую бы область деятельности мне направиться, – я получила предложение пойти работать учителем английского языка в соседнюю школу. Предложение было настолько неожиданным, что я его тут же приняла.

 

То, что это авантюра чистой воды, я поняла сразу по реакции моих родственников и друзей. Муж был уверен, что эта блажь у меня пройдет через пару месяцев. Друзья сдержанно интересовались, хорошо ли я подумала и правда ли, что мне совсем не нужны деньги. Однокурсницы ехидно спрашивали, нашла ли я на антресолях лекции по истории педагогики и возрастной психологии. Мама пересказывала услышанные в новостях страшилки об очередной стрельбе в школе… А дочь-первоклассница взахлеб рассказывала своим подружкам, что ее мама – учительница, и просила меня перейти в ее гимназию. Что я через год и сделала.

 

Моей педагогической карьере всего пять лет. Срок небольшой, что и говорить. Может быть, я еще не увидела все минусы этой профессии. Может быть, рано или поздно наступит состояние эмоционального выгорания, когда просыпаешься утром и гадко на душе от того, что надо снова идти в школу. Пока у меня такого ощущения нет. Есть лишь твердая уверенность в том, что я делаю действительно очень важное дело.

 

Как выяснилось, мне совершенно необходимо понимать, в чем сверхмиссия моей профессии. В школе это понимать очень легко. А все наносное – дурацкие правила, смехотворные требования, неумные администраторы, неадекватные зарплаты – это все так незначительно, так мелко, что заслуживает лишь снисходительных ироничных комментариев, на которые мы с коллегами-подругами не скупимся в дружеских беседах.

 

Главное – как бы пафосно это ни звучало – я, правда, понимаю, зачем я хожу на работу. Я совершенно забыла мерзкое чувство бесполезности своего труда и досады, что я вынуждена тратить свою жизнь на ерунду. Мы, девочки за 35, наверное, уже не можем позволить себе такой “роскоши”, как нелюбимая работа. И я очень рада, что вовремя это поняла.

А вот где я работаю:

http://gimnazy161.ru/

Форум, методические разработки для преподавателей английского:

https://www.englishteachers.ru/

Вэбинары, семинары и пособия для преподавателей:

http://www.zavuch.info/

 

Автор: Маргарита Разумович